7

Контактная информация

email: contact@phototour.pro

skype: il-il-il

Практически всегда на связи ip-телефон:
+ 7 977 301 94 61 - Илона Крыжановская,
руководитель Проекта ФотоТур.

Контактная информация и специальные предложения. Кликните, чтобы развернуть.
Главная Отзывы Вера Паненко: фототур Мистический Тибет: долины Ладакх, Занскар и Рупшу, 10.07. - 30.07. 2012г.
Календарь фототуров и туров
890 USD

Долины Ладакх, Рупшу и Нубра

1.08 — 10.08.2017 (10 дней)
1240 USD

Марафон в Ладакхе

30.08 — 12.09.2017 (14 дней)
399/499 USD
1155 USD
487 / 587 USD

Встреча с самим собой принадлежит к самым неприятным.

Карл Юнг
Жизнь - как Удивительное Путешествие.
Вера Андреевна Паненко: Видео-отзыв о фототуре Мистический Тибет, 10.07. - 30.07. 2012г.
Дата: 03.10.2012

Вера Паненко: Фототур Мистический Тибет: долины Ладакх, Занскар и Рупшу, 10.07. - 30.07. 2012г. 

 

Вера Андреевна Паненко: Если честно, я боюсь разочаровать, потому что я не вашего «поля ягода».
Илона Крыжановская (лидер Проекта ФотоТур): А что значит «нашего -не нашего»?
Вера Андреевна: Ну вы же здесь профи все. А так… а у меня третий глаз есть, я сердцем больше…
Илона: Вот и замечательно. Итак, предпоследний день июльского фототура в Тибет. Завтра вы уезжаете....
Вера Андреевна: Нет, послезавтра уезжаем.
Илона: Послезавтра рано утром.
Вера Андреевна:  Завтра мы этот город, как сказал Леша, разнесем. Нет не разнесем конечно.
Илона: Все равно получается предпоследний день, потому что послезавтра вы уже в Индии, а это Тибет. Итак, Вера Андреевна, Верочка, представься пожалуйста.
Вера Андреевна: Меня зовут Вера, моя фамилия Паненко, я из города Сумы, Украина. Работаю с детишками, вожу их в горы.
Илона: Член союза фотографов?
Вера Андреевна: Член союза художников с 1998 года. Но фотография это больше необходимость была, до тура, чем ненасытная потребность. Потому что работа такая все время нужно иметь дело с фотографией – отчитываться, показывать, рассказывать, учить.
Илона: Но тем не менее у тебя выставки.
Вера Андреевна: Как практика показала, чем хуже тем лучше, т.е. что-то удавалось увидеть, тогда когда было очень трудно, плохо или больно. Поскольку по ходу восхождений экспедиций, походов очень трудно снимать, нужно все время двигаться, некогда остановиться, выставить и осмотреться, это нереально, ты отстанешь навсегда. Иногда удавалось, тритий глаз открывался, может быть места были такие, которые были недоступны обычным людям поэтому вызывали живой интерес, может еще что-то не знаю. Удавались выставки иногда, Грузию, Мустангу посещала. Кстати, приглашение в этот тур было неожиданным, т.е. я уже и компьютер выключила, потом зачем-то включила, а там было приглашение и это было почти сразу, вслед после выставки посвященной Королевству Мустанг. Целый год я «мордовалась» после этого путешествия, долго очень не могла ни сказать, ни рассказать, ни показать все казалось ни то не так, не оно, потом где-то через год выскочило враз и оказалось такому количеству людей нужным. До сих пор не улеглось и вдруг приглашение, как будто за дверью человек стоял. В те сроки когда ты свободна, туда куда ты хочешь, т.е. меня звали в апреле в Хасу я не поехала, я посчитала достаточно Мустанга, но если не на всю оставшуюся жизнь, то на долго и уехала в Израиль. Попыталась в своем сознании две религии, два направления столкнуть. Приехала вроде все ничего, тут тебе поехали снова  в Тибет, непростой, мистический. Поехали – сказала я себе.
Илона: Получилось, что Тибет это следующая ступень за Мустангом? Правильно я поняла?
Вера Андреевна:  Это очень близкое и совершенно разное. По ходу это тура я часто ловила себя на мысли, что я это уже видела, это уже было. Т.е. я уже была здесь это очень похоже, но в то же время это совершенно разное, очень-очень много перекликалось, но может быть потому что здесь более цивилизованный тур, по сравнению с Мустангом, там совершенно дикий мир, мир остановился. Все как сотни лет назад. Но перекликается где-то, мне было созвучно.
Илона: Твои самые яркие впечатления о Тибете?
Вера Андреевна:  Я не могу сказать самое яркое, оно и не уложилось. Мне понравилось напряжение всех этих дней, я человек деятельный, мне очень нравилось, что мы перегружены эмоциями, встречами, возможностями. Если ты не ленив, то тебе предоставилось, дальше как ты сама распорядишься всем этим. Мне бы хотелось больше с простыми людьми общаться, не знаю насколько это возможно. В моей практике был случай в Азии, когда я долго ждала подхода своей группы ко мне бабушка подсела и начала о чем-то говорить и что-то спрашивать на таджикском языке. Я думаю, что же делать, я же не знаю таджикского языка, а потом я подумала ну и что, что она может у меня спросить, как меня зовут, где я живу. Я начала рассказывать, она говорит и я говорю. Мне кажется и здесь если бы предоставилась возможность подольше побыть среди людей нам бы удалось найти общий язык, даже не зная языка, не знаю на каком уровне, но хотелось бы пожить, прикоснуться к этой культуре поглубже. На чем я себя поймала, я человек одной культуры, но езжу и путешествую достаточно много и в Гималаях и в Тибете второй раз и мне близко и созвучно и даже понятно. Некоторые вещи интуитивно они мне созвучны. Благодаря этому туру у меня вдруг возникла острая потребность плотнее заняться фотографией как ни странно. Я подумала: такие возможности мне нравятся люди. Я люблю снимать людей я сознаю себя как часть природы потому что вся моя работа это 70% жизни на природе. Мне очень симпатичны, очень близки и закаты и рассветы, и дождь, и снег, и град, и солнце, и все на свете, любые проявления природы. Но захотелось вникнуть, разобраться.
Илона: Разобраться с людьми?
Вера Андреевна: Нет.
Илона: С культурой?
Вера Андреевна: Разобраться с фотографией, поскольку мне не хватает времени.  Чтобы всем спектром фотографических услуг воспользоваться, для того чтобы рассказать, показать край этот, людей, возможности его, природу.
Илона: Ты сказала, что хочется пожить здесь.
Вера Андреевна: У меня никогда не было проблем общаться, даже в этом туре, например, я гуляю одна мне очень легко общаться с людьми. С любыми, т.е. я иду и мне навстречу улыбаются, на всех языках здороваются. Я работаю с детьми, и я настолько расположена к людям, я люблю людей. Мне хотелось бы узнать жизнь, культуру, традиции. Если ехать то «въехать» в этот край.
Илона: Трех недель мало?
Вера Андреевна: Три недели достаточно для того чтобы иметь представление и то их нужно плотно проживать. Даже танец Цам он звучал по-разному, он откликался по-разному, он воспринимался по-разному. Люди, то, как они живут, то,  как они себя ведут в разных местах. Они вроде бы и одинаковы одеждой, быт, но они все равно разные. Ну, о природе я вообще молчу. Мне было приятно своими ногами части маршрута пройти, кончено проехать это быстро, но хотелось  в некоторых местах подольше пройти и посмотреть, послушать. Я помню ощущение, когда мы снимали, были камни прогретые и гладкие, я в один камень как в седло легла и так смешно, я смотрю что-то на камне написано на тибетском и вдруг я смотрю написано «В.А.». Я опешила. Думаю: ну вот тебе трон подписан, пожалуйста, приляг. Хотелось в озере искупаться, я искупалась и на камне лечь.  В степи, когда мы лошадей снимали, когда к источникам босиком шли, по траве - хотелось упасть в траву. Мы живем в таком мире, не понимает этого, леса вырубаем, реки вспять поворачиваем, кажется, что мы поймали Жар-птицу за хвост, а мы часть этой природы и хочется этой частью себя сознавать.
Илона: Что было для тебя главным в этом туре? Если метафорой передать твое состояние от тура, от Тибета, что самое главное из того что здесь происходило? Что для тебя Тибет? Мне показалось, что ты очень много общалась с людьми, много и легко. Ты легко снимала людей, детей, бабушек, очень легко с улыбкой.
Вера Андреевна: Не знаю, я чувствую это все. Я из другой страны, из другого мира, но оно мне очень созвучно на каком-то уровне. Я не знаю что для меня Тибет. Я уезжала из города в очень напряженном состоянии, работа у меня очень напряженная и работаю без выходных по 20 часов. Меня пытались медицинским способом успокоить слегка, но это не реально. Я сюда приехала и все каким-то образом улеглось. Без всякого медицинского вмешательства. Сама природа, люди, темп жизни, отношения к жизни… В Непале, в Тибете я уже не в первый раз я для себя определила здесь для меня все каким-то образом гармонизируется. Я сама с собой в этом месте договариваюсь. И не то, что я становлюсь спокойной, я каким-то образом сама с собой договариваюсь и для меня это место где, мне кажется, я на своем месте. Хотя в силу разных обстоятельств я не смогу здесь никогда остаться, дольше, чем на месяц на два. Для меня это согласие, уравновешенность сил, возможностей, желаний. Все настолько уравновешенное, спокойное, доброжелательное. Причем я терпелива, на удивление.
Илона: Самое яркое впечатление?
Вера Андреевна: Здесь все яркое, здесь тусклого ничего нет, включая эти кастрюли.
Илона: Это этническая кухня. Это плита, кстати, зимой эта плита работает и греет весь дом.
Вера Андреевна: Пока мы не дошли до яркого, я скажу, чего мне не хватило. Этот тур хорошо и грамотно выстроен, конечно, он перенасыщен и возможностями, и эмоциями, для тех, кто откликается на все, что ему показывают или предлагают увидеть. Тур очень грамотно, он красиво, насыщенно выстроен. Может быть можно было бы еще и меньше где-то за счет чего-то другого. Мы про печь заговорили, как было бы здорово, если бы с дороги приезжал (приходил) в дом где живут люди, не в гостиницу, а в дом где живут люди, горела печь, возились дети на полу (им все на свете можно), хозяйка что-то месила, ходили туда-сюда мужчины, коровы бренчали. Все было чисто, путнику лучшая комната, молебная. И за целый день, что ты шла, смотрела, фотографировала, преодолевала, впитывала и затем кухня все собирала воедино. Мне почему-то кажется, если бы в этом туре убрать чуть-чуть комфорта, а добавить чуть-чуть, я понимаю, что это не для каждого, проживания у людей.
Илона: Я знаю, я сама так и езжу.
Вера Андреевна: Если чуть-чуть этого добавить это было бы очень здорово эмоционально, и еще бы украсило тур. Это давало бы возможность общаться с хозяевами, с детьми, с другими людьми, которые зашли бы. Подбросить что-то в печь, лепешку пусть бы запахло сильнее, присечь и уснуть глядя на все эти знаки, образы. Я себе говорила: - Вера, ты ненормальная, у тебя Будда перед глазами, а ты молишься Господи помоги найти мне силы завтра добраться… У тебя в голове каша, ты на один образ смотришь, другой проговариваешь.  Наверное, самое сильное впечатления, когда две девочки пели.
Илона: На женской пудже?
Вера Андреевна: Да. Я сидела возле девочки, а она кашляла, и я недавно кашляла. Хоть ты и рассказывала, что можно, что нельзя, но я совершенно автоматически как детский тренер, положила ей между лопаток свою руку. Она перестала кашлять, я ей сказала по-русски: «Надо лечиться». Она улыбнулась. Т.е. это космос, эти все знаки доступны и понятны на любом языке мира. И я сидела, я слышала эту девочку рядом и смотрела дальше и я видела как они пели, у второй жилка на шее появилась. Они настолько старались. Эти глаза… Было здесь очень искренно. И движение, когда чай поставили, это было самое такое откровенное с их стороны. Мы не первый раз слышали исполнение, но оно было профессиональное, академическое. Это школьницы, они такие юные, я прошла по их комнатам, там какие-то трогательные картинки любимых актеров или еще что-нибудь, какой-то крем, какой-то шампунь, расчесочка, украшение. У них ничего нет.
Илона: Они монахини.
Вера Андреевна: Они монахини, но они девочки при этом. И оно и них все такое красивое, такое аккуратненькое, книжки поставлены, тетрадочки сложены. Все такое детское. Это их выбор. И эти очень высокие голоса, и эти бритые затылки, и эти пульсирующие жилы на шее, так стараются. Под конец, до  того они не хотели фотографироваться, а на обратном пути уже снимались, улыбались и слушали что надо лечиться, чтобы не кашлять.
Илона: Все таки у нас проходил фототур, где снята твоя лучшая фотография? В Лехе выключили свет.
Вера Андреевна: В плане фотография человек сдержанный, чтобы сказать что-то лучшее… Мне кажется, неплохие фотографии должны быть там где были горы и реки.
Илона: Ты имеешь в виду ледник?
Вера Андреевна: Нет.
Илона: Когда на 5000м поднялись?
Вера Андреевна: Где была трава, коровы паслись, река была, дальше камни, пласты. Мне кажется там должны быть самые лучшие фотографии. Мне почему-то всегда удавалось неплохо сделать когда несколько природных стихий в одном месте собраны – вода, горы, воздух. Если к этому добавить огня было бы совсем хорошо – земля, вода.  Может мне это близко.
Илона: Но огонь тоже был – солнце.
Вера Андреевна: Огонь – это все что все это освещало. И еще снова о печке, я знак огня, было бы хорошо сюда добавить огня. Если говорить вообще, то тур прекрасен. Я получила даже больше, чем рассчитывала. С точки зрения моего окружения это была авантюра. «Куда ты едешь? Людей не знаешь, никого вообще не знаешь». Я ехала не зная никого, примерно зная куда, совершенно не представляя как это все будет , потому что я впервые в фототуре и я получила больше чем рассчитывала. Потому что прекрасный руководитель, знающий и умеющий и на своем месте, с головой, с  сердцем, с мозгами и темпераментом, хорошая группа, район удивительный и хорошо организованная возможность увидеть его (район, возможности и людей). Спасибо. 
Илона: Спасибо тебе. Будем ждать возвращения.
Вера Андреевна: У нас с Сашей есть идея. Я думаю, что мы сюда еще вернемся и доработаем чуть-чуть. Доработать абсолютно невозможно, это надо жить. Ты живешь в каком-то месте и то толком не успеваешь, потому что все время рвешься в другие места. По крайней мере я знаю «железно» куда бы я хотела здесь вернуться и думаю что вернусь.
Илона: Да, там красивые районы. Я буду ждать фотографии.
Вера Андреевна: Не знаю, не разочарую ли Вас?
Илона: Нет-нет, почему «нас», меня нет, это точно.  Спасибо.

Вернутся к полному перечню
Google, найди мне