8

Контактная информация

email: contact@phototour.pro

skype: il-il-il

Практически всегда на связи ip-телефон:
+ 7 977 301 94 61 - Илона Крыжановская,
руководитель Проекта ФотоТур.

Контактная информация и специальные предложения. Кликните, чтобы развернуть.
Календарь фототуров и туров
890 USD

Долины Ладакх, Рупшу и Нубра

1.08 — 10.08.2017 (10 дней)
399/499 USD
1155 USD
821 USD

Золотое Кольцо Индии

4.11 — 16.11.2017 (13 дней/ 12 ночей)
487 / 587 USD
2212 USD

Оракулы Северной Индии

31.12 — 13.01.2018 (14 дней)
1387 USD

Голубые Горы

28.01 — 10.02.2018 (14 дней)
759 USD
1299 USD

ИНДИЯ + НЕПАЛ

21.03 — 3.04.2018 (14 дней)

Kаждый раз, когда потери и обманы жизни учат нас преходящести всего, это приближает нас к истине.

Согьял Ринпоче
Жизнь - как Удивительное Путешествие.
Стив МакКарри  Steve McCurry
Наталия Вовк

Стив МакКарри Steve McCurry

Проект ФотоТу

Самое главное – быть предельно внимательным к человеку, серьезным и последовательным в своих намерениях, именно тогда снимок будет наиболее искренним. Я очень люблю наблюдать за людьми. Мне кажется, что лицо человека иногда может рассказать очень многое. Каждая из моих фотографий – это не просто эпизод из жизни, это ее квинтэссенция, вся ее история.
(с) Стив МакКарри.

Стив МакКарри (Steve McCurry): Биография, жизненный путь и фотографии.

Стив МакКарри один из немногих фотографов с мировым именем, который обладал высочайшим художественным вкусом и стилем, отображая его в каждой из своих работ. Его фотографии вот уже на протяжении десятилетий находят свое почетное место во всех выдающихся музеях и выставочных центрах, давая возможность зрителям реально переноситься в те далекие и яркие, самобытные и увлекательные места, в которых побывал сам фотограф. Глядя на его снимки, человек забывает о времени и о пространстве, разделяющем героев фотографий и зрителя. Потому что автору удается с неподражаемым мастерством разрушить расстояние и стереть границы между людьми, находящимися по обе стороны снимка. Кажется, стоит протянуть руку, и ты сможешь дотронуться до того уникального мира, который фотограф решил зафиксировать в кадре. В этом случае камера фотографа является своеобразным живым каналом, транслирующим состояние человека и позволяющим ему раскрыться настолько полно, насколько это только представляется возможным. Но все это действует не само по себе, а лишь с разрешения фотографа, благодаря его невидимому участию во всем процессе отображения и передачи информации.

Длительные путешествия и многолетняя работа Стива МакКарри в странах с диаметрально противоположными культурными и религиозными традициями, только усилили мнение фотографа об общности принципов и интересов, существующих между народами, даже не смотря на их различия и вероисповедания. Глядя на фотографии МакКарри, знакомясь с его интервью, каждый раз убеждаешься в его искреннем уважении ко всем культурным пластам человеческой цивилизации, с которыми ему приходится соприкасаться по жизни и по работе.

В своей первой коммерческой выставке, имеющей обобщающее название “Азия”, автор собрал работы, созданные в период с 1984 по 2004 годы. В то время он посещал разные страны Востока. Ему довелось путешествовать по Афганистану, Тибету, Индии, Пакистану и Бирме. Фотографии, на которых изображены портреты и пейзажи, одинаково пронизаны созерцательностью, насыщены ощущением цвета, чувством близости к модели. Но кроме этого, в них очень четко отражена необыкновенность в культурном, религиозном и этническом разнообразии всего восточного региона. Это последнее обстоятельство является для мастера тем основополагающим фактором, который заставляет его снова и снова возвращаться для работы в этих самобытных и уникальных странах.

И хотя МакКарри по иронии судьбы удалось стать одним из первых фотографов, который сумел запечатлеть с самого начала один из наиболее трагических военных конфликтов нашей современности, а именно афганский, все же, при этом, он никогда не признавал себя военным фоторепортером. По личному признанию фотографа, создание горячих новостных и репортажных снимков, никогда не было его стремлением. Он старался убедить всех в том, что его действительным увлечением было фотографирование не смерти, а, как раз наоборот, жизни. Той неуемной жизни, которая всегда готова возродиться из руин, пепла и пыли. Поэтому большинство из работ Стива МакКарии и воспринимаются только как прекрасные зарисовки, наполненные цветом, запахами и невероятными ощущениями, будто сошедшими с экзотических картинок невиданных стран. В своих фотографиях художник старался показать зрителю тот Восток, который переполнен чувственными переживаниями, вызывающими несомненный восторг. Автор предоставляет возможность зрителю пристально вглядеться и, по желанию, переключиться с поверхностного сюжета на более углубленное видение. И только тогда перед нами откроется уникальная картина, наполненная человеческой историей, объединяющей в себе одновременно и личную, и глобальную, а также различными оттенками ощущений: от оптимистично радостных до пессимистично удручающих. В каждой своей работе Стив подчеркивает реальность своих фотографий. Ведь как и в реальном мире, в его снимках есть место всему. На них праздник в соседстве с войной. А простая повседневная жизнь, которую наполняют молитвы и ежедневный труд, кипит и не умолкает даже там, где, казалось бы, все вымерло.

Эксклюзивные работы МакКарри постоянно дают возможность зрителю вернуться к простому и древнему принципу, который часто забывается. Он заключается в том, чтобы быть благодарными за то, что мы уже имеем, а уже потом желать чего-то большего. Все это фотографу удается очень точно передать в своих фотографических творениях. Ведь Стив МакКарри долгое время прожил на Востоке и ему дано было вобрать в себя это отношение к окружающему миру.

Видя перед собой глаза тибетцев, индусов, афганцев, мы можем разглядеть в них целостность, спокойствие и благодать. И это не смотря на то, что у этих людей, зачастую кроме их собственных жизней, нет больше ничего. Возможно поэтому, наиболее высокой оценки фотографа заслужила философия буддизма. Это религия, где основополагающим является сострадание и осознание целостности всего живущего на земле, что присуще и самому фотографу. Много раз у него выпадала возможность сравнить буддизм, например, с мусульманством. Народы, исповедующие мусульманство очень часто проявляют чрезмерную эмоциональность и непримиримость. И, несмотря на территориальную и историческую приближенность между буддистскими и мусульманскими регионами, Стиву не раз доводилось видеть разительное отличие в развязывании проблемных вопросов, как в простых общечеловеческих сферах, так и в международных отношениях, что он и пытался донести в своих фотографиях. Но, наряду с этим, автору удается изменить зрительское восприятие по отношению к той части мира, которая для большей части населения планеты остается неразгаданной тайной. Зрителю дается возможность сравнить и оценить свою жизнь, переполненную излишествами, запредельными скоростями и отрицательными эмоциями с неведомой и, тем не менее, довольно притягательной жизнью обитателей фотографий. Автор убежден, что узнав из его работ о страданиях других людей, зритель обретет способность на время забыть о своих мелких и незначительных проблемах , что приведет к раскрытию его души и сердца, чтобы впустить туда сострадание и сочувствие. Фотографии с подобной энергетикой и положительной силой заряда, разрушают убежденность одиночек, в том, что каждый из нас может существовать отдельно от всего остального мира. Стив МакКарри довел свои работы до такого совершенного уровня восприятия, когда, глядя на них, любой осознает свою сопричастность и участие в концепции общемирового развития.

Долгие годы своего становления Стив МакКарри сам шел к постижению этой истины. А началось все еще в университете штата Пенсильвания, где молодой Стив постигал основы кинематографии на кинематографическом факультете. Именно здесь к нему пришло увлечение фотографией. Свои первые фотоработы он размещал в студенческой газете “The Daily Collegian”. По окончании с отличием в 1974 году университета с дипломом специалиста по “Театральному искусству”, молодой фоторепортер-любитель не оставляет своего страстного увлечения и находит свое первое место работы в небольшой местной газете. Но здесь ему все приходится начинать с нуля: и обучение и приобретение профессиональных навыков. Полученное престижное театральное образование, мало чем может помочь молодому фотожурналисту в его новой профессии. Поэтому к своим вершинам мастерства он шел тернистой дорогой. Стив выбрал метод проб и ошибок, находя ответы и правильные решения в работах, книгах и творчестве своих предшественников – великих мастеров фотографии. Своими учителями Стив МакКарри по праву считает  Анри Картье-Брессона, Доротею Ланг, Уолкера Эванса и других.

В отличие от своих учителей и предшественников, фотограф предпочитает снимать на цветную пленку, аргументируя это тем, что подобное решение во многом продиктовано потребностями рынка. Но все не так просто. У МакКарри изначально выработался свой индивидуальный подход к созданию фотографии. Он не безосновательно полагал, что у цвета есть и свои преимущества, так как цветовое решение являлось еще одним измерением художественного стиля фотографии. По мнению мастера, удачный подбор цвета в кадре не должен стать помехой или отвлекательным моментом снимка. Ведь удачное цветное фото может и должно оставаться удачным и в черно-белом варианте. Фотограф был ярым противником того, чтобы фотографии акцентировались только благодаря удачно выбранному свету. О том, достиг ли МакКарри задуманного в своих работах судить зрителю. Но то, что гениальные по своей непревзойденности фотографии Стива МакКарри несомненно утратят часть своей привлекательности при переводе в черно-белый формат является неоспоримым фактом.

В освоении и оттачивании мастерства в редакции местной газеты у молодого фотографа прошло четыре года. Но вскоре размеренная и умиротворенная жизнь репортера местной газеты наскучила фотографу. Ему хотелось ярких незабываемых событий, острых ощущений, знакомств с другими странами, культурами, людьми. Его непреодолимо влекло к себе познание нового, неизведанного. Так, молодой человек, которому едва исполнилось двадцать восемь лет, отправился в свое первое самостоятельное путешествие, полное опасностей и смертельного риска, оставив за спиной скучный и банальный мир своей родной страны. В то время его не могли ни остановить, ни напугать ни неизвестность, ни неопределенность. Авантюрный характер и непоседливая натура уже тогда подвели его к осознанию того, что жизнь ни в коем случае не должна быть скучной и размеренной, с установленным укладом и неизменными планами. И только занятия фотографией могли привнести изменения в его жизнь. Поэтому фотография и стала самой его жизнью.

Накопленных денег едва хватило на 300 катушек пленки, поэтому пребывание в Индии, стране, которая первой приняла Стива, стало для молодого фотографа истинным испытанием на прочность и верность выбранной цели, твердость характера. При отсутствии достойной финансовой поддержки, прибежищем и временным жилищем для будущего мастера в то время становились дешевые отели. Ради достижения поставленной цели ему приходилось жить впроголодь и не единожды подвергать риску не только свое здоровье, но и саму жизнь. После года, проведенного в Индии, Стив держит путь в Афганистан. Афганская граница, Багдад, Бейрут – это только те немногие места и города, которые привлекают молодого и энергичного фотографа своей разноплановостью и возможностью создания уникальных фоторепортажей.

Все еще пребывая в статусе “свободного фотографа” МакКарри частным образом пересекает афганскую границу. В 1979 году в Афганистане происходят столкновения между отрядами повстанцев и правительственными войсками. И фотограф поставил перед собой цель сделать репортаж о трагических и неоднозначных событиях, происходящих в этой никому не известной стране. Но в то время не только пребывание и фотографирование в этой части света были сопряжены со смертельной опасностью, но и сам переход границы мог закончиться довольно плачевно. Впоследствии Стив МакКарри не раз вспоминал о нелегальном пересечении афганской границы и его пребывании в зоне боевых действий. Как и любому другому нормальному человеку, ему было страшно, но, тем не менее, он вынужден был взять себя в руки и перейти линию фронта. После двух недель каждодневного риска быть убитым, ему вновь пришлось преодолевать нелегально линию конфронтации. По его словам, наибольшее беспокойство вызывала вероятность конфискации на границе отснятого материала. Поэтому ему пришлось проявить невероятную хитрость и смекалку. Он зашил отснятые пленки в верхнюю и нижнюю одежду, в общем, куда только смог и, таким образом, сумел донести их до Пакистана.

Каким же разочарованием для фотографа оказалось то, что его фотографии не вызвали того внимания, на которое он рассчитывал. Те несколько снимков, что напечатал на своих страницах журнал “The New York Times” остались незамеченными мировой общественностью, как, впрочем, и сами события в этой забытой Богом и людьми азиатской стране. Но, всего лишь через несколько месяцев, ситуация изменилась кардинальным образом. Свой кровавый отсчет начала советско-афганская война. И еще вчера никому неинтересная страна с ее многострадальным народом вдруг стала стремительно востребованной. Ее судьбой заинтересовались все, начиная от политических деятелей, до “среднестатистической американской домохозяйки”. И как порой бывает, в нужный момент, ни в одном из западных информагентств не оказалось под рукой актуальных фотографий из Афганистана, охваченного войной. Поэтому, снимки, с таким трудом сделанные и доставленные Стивом МакКарри, пришлись как нельзя кстати. Стив был замечен. Его работы были признаны. Их тут же стали печатать ведущие журналы всего мира, среди которых были и такие признанные лидеры как – “Paris Match", "Stern”, "Time", "Newsweek” и “Life”. Это было той самой удачей, которую молодой фотограф сумел схватить за хвост.

Вскоре после этого “Time” предложила фотографу постоянное место работы. Но там он продержался всего лишь несколько месяцев. Ему больше по душе пришлась работа в “National Geographic”. Слава и известность не положили конец непреодолимому желанию Стива МакКарри постоянно находится непосредственно в эпицентре всевозможных событий. После 1979 года фотографу еще не раз приходилось бывать в различных горячих точках, в том числе и в Афганистане. Но кроме этого Стив снимал в Ираке, Йемене, Камбоджии, Бейруте, Бирме, Филлипинах, на Тибете, а также в Балканских странах. И не раз его жизни грозила смертельная опасность, а его след, казалось бы, навсегда терялся в зонах военных конфликтов. Так было и в 1980, и в 1988 годах. А об одном случае, произошедшим с ним в 1992 году фотограф сам рассказал в одном из своих интервью. Это произошло в Кабуле, в то время находящемся под властью талибов. В гостиницу, в которой фотограф был единственным постояльцем, среди ночи ворвались вооруженные люди. Едва заслышав тревожный шум, Стив сообразил открыть входные двери, а самому запереться в ванной комнате. Непрошенные гости обыскав номер и унеся с собой все, что по их мнению составляло ценность, удалились, так и не обнаружив ни самого фотографа, ни его оборудования, ни денег, ни документов. Наученный горьким опытом, МакКарри заранее все самое ценное припрятал в более надежном месте.

Но и кроме полнейшего беззакония, царящего на территориях охваченных локальными военными действиями, у фотографа хватало проблем. Провоз оборудования и отснятых материалов подвергался особой проверке и цензуре, холодное, а, порой, и крайне агрессивное отношение местного населения к иностранцам и, как следствие, их абсолютное нежелание позировать или быть сфотографированными. Сюда же можно добавить и различные религиозные запреты. Свою отягощающую роль в процессе правдивого отображения действительности оказывали и действующие правительства, всеми силами старающиеся “сохранить хорошую мину при плохой игре”. Да и много всего прочего. Ведь Стив МакКарри был всего лишь фотографом – пришлым чужаком, преследующим непонятные и необъяснимые цели, в чужой и враждебной ему среде – на вооружении которого были только его “надежды и амбиции”. В его дорожной сумке не было места для оружия. Зато там всегда находились 3-4 фотоаппарата, 6-7 светосильных объективов с различным фокусным расстоянием и огромное количество запасной пленки. Он любил работать без оглядки на то, сколько катушек осталось в сумке. Бывали моменты, когда отснятых роликов насчитывалось десятки.

В своей работе фоторепортер отдавал предпочтение профессиональным пленочным фотоаппаратам фирмы “ Nikon”, а также с ним постоянно были штатив и вспышка. Хотя к их помощи мастер обращался не часто. Но очень часто ему не раз в особо затруднительных ситуациях на выручку приходили швейцарский армейский нож и набор инструментов Leatherman. Это именно те незаменимые детали его амуниции, с которыми он не разлучался точно также как со своей фотоаппаратурой.

МакКарри был хорошо известен звук автоматных очередей, разрывающихся бомб и минометных снарядов. Он пережил авиакатастрофу, избиения, пытки. Ему знакомо, что значит быть заложником, считать мгновения до своего предполагаемого конца и заглянуть в лицо смерти. Про все трагические эпизоды и ситуации, где Стиву МакКарри приходилось находиться на краю пропасти, пожалуй, в одной небольшой статье и не рассказать. Из его подробного жизнеописания получился бы неплохой бестселлер, а, возможно, и не один. Вот только герою ненаписанного романа надо сделать короткую остановку в своем бесконечном путешествии и найти писателя, способного по достоинству оценить и отобразить весь пройденный путь. Хотя, не смотря, на количество фотографий переваливших за миллион и мировую известность, МакКарри, по прежнему, не считает себя знаменитым. Как сам фотограф сказал в одном из интервью: “Обычно люди узнают фотографию, а не ее автора”. Но, как бы там ни было, а середина 80-х годов прошлого столетия принесла мастеру славу, а вместе с ней и некоторую финансовую независимость. Он может позволить себе забыть про недоедания и проживание в убогих условиях.

Некоторые из его фотографических снимков, а особенно портрет афганской девушки, по праву занесены в разряд знаменитых мировых фотоикон. В 1986 году Стиву предложили стать кандидатом в члены всемирноизвестного и престижного в области фотографии агентства “Magnum Photos”. А действительный статус его членства он приобрел уже в 1991 году. И, не смотря на то, что в агентстве МакКарри окружала целая плеяда блистательных, знаменитых и самобытных мастеров от фотографии, ему удалось не раствориться в ней, сохранив собственную индивидуальность, характер и уникальный взгляд на мир. Друзья и коллеги называли его “легендой мировой репортажной фотографии” и “одним из лучших фотографов современности”. Также этот период в его творчестве ознаменовался получением множества довольно таки престижных наград. Они ожидали его как в родной стране, сумевшей по достоинству оценить работы мастера, так и в других странах. Не раз МакКарри признавался “Лучшим фотокорреспондентом года”. Подобных номинаций он удостаивался согласно версий различных журналов и ассоциаций. Но особое место в его арсенале наград занимает золотая медаль Робера Капы. Эта высшая награда военного фотографа присуждается за особо удачные фоторепортажи, сделанные за рубежом и потребовавшие исключительную храбрость и инициативу от самого фотографа. К списку его наград также можно отнести две премии престижного конкурса Oliver Rebbot Award и призовое место в четырех номинациях World Press Photo. Его отличительными наградами могут служить и книги фотографа, изданные им в разные годы. Его первая книга “Имперский путь” («The Imperial Way») была издана в 1985 году. Вслед за ней свет увидели “Муссон” («Monsoon», 1988), “Портреты” («Portraits», 1999), “Южный юго-восток” («South Southeast», 2000), “Святилище” («Sanctuary», 2002), “Путь к Будде: тибетское паломничество” («The Path to Buddha: A Tibetan Pilgrimage», 2003), “Стив МакКарри” («Steve McCurry», 2005), “Взгляд на восток” («Looking East», 2006), “В тени гор” («In the Shadow of Mountains», 2007). Одним из последних, вышедших  на сегодняшний день, является фотоальбом “Незащищенный момент” («The Unguarded Moment»), он был издан в 2009 году.

Никто не станет отрицать, что Стив МакКарри, как фотограф наделен уникальной, просто таки мистической способностью постоянно оказываться в подходящем месте в подходящее время. Ему, несомненно, сопутствует удача. Хотя в данном случае следует осознавать, то, что для фоторепортера является удачей, для отдельных людей или даже целых стран и народов – есть горем и несчастьем. Доказательством тому является оккупация Советским Союзом Афганистана. Для двух стран и их народов это непоправимое горе, а для карьеры фотографа – взлет.

“ Я не ищу славы там, где царит горе, я просто хочу запечатлеть историю. Человеческая жизнь невероятно трагична. В период войны, особенно той, что разворачивается за твоим порогом, происходит переоценка ценностей. Карьера и благополучие отходят на второй план, главное значение приобретают семейные узы, вашим основным желанием становится желание выжить”, – Стив МакКарри.

Но как бы МакКарри не гонялся за сенсациями по всему миру, все же, “главная удача” ожидала фоторепортера на родине. На протяжении всего августа 2001 года фотограф работал в странах Азии, его возвращение в Нью-Йорк состоялось только в сентябре месяце 10 числа. Из-за смены часовых поясов, утро следующего после приезда дня выдалось для Стива не слишком приветливым. Но до конца прийти в себя ему помешал телефонный звонок от матери его помощника. Все что успела прокричать ему в трубку взволнованная женщина, это, чтобы он посмотрел в окно на горящее здание Всемирного Торгового Центра. Вспоминая ту трагическую минуту, МакКарри честно отмечал, что вначале он просто не поверил собственным глазам. Но его растерянность продолжалась всего миг. Долгие годы, проведенные фотографом в постоянном напряжении, где от скорости принятия решения зависела жизнь, помогли ему сконцентрироваться и сосредоточиться на главном. А главным в тот момент было схватить фотоаппарат, пленки и всю сопутствующую аппаратуру и подняться на самую удобную для проведения съемок точку. Такой удачной съемочной площадкой оказалась крыша дома, в котором он проживал. Поэтому, не мешкая более ни секунды, фотограф помчался в прямом и переносном значении к вершине своей славы. Но, отсняв несколько пленок, МакКарри сообразил, что ему необходимо как можно ближе приблизиться к объекту его съемок, охваченному огнем, страхом и неизвестностью. За неимением специального разрешения, дозволяющего проведение фотографирования в непосредственной близости от Торгового Центра, Фотожурналисту пришлось на ходу импровизировать, вспоминая приобретенный опыт скрытых съемок в зонах всевозможных конфликтов. Так, оставаясь незамеченным представителями власти, он продолжал нелегально работать, неустанно фиксируя своим фотоаппаратом кадры, ставшие впоследствии историческими. МакКарри удалось добраться до Ground Zero к середине дня. Он снимал и снимал, пока у него не закончилась пленка. Но и спрятав, ставший уже бесполезным фотоаппарат, фотограф все еще не мог оставить место трагических событий. Оглядываясь по сторонам, вбирая в себя все вокруг происходящее Стив, без сомнения, старался запомнить все увиденное и сохранить все в себе. Он фотографировал все своим внутренним взглядом и оставлял эти “снимки” в своей душе, так сказать, “для личного пользования”. Понимая, что он больше не в состоянии что либо изменить, исправить или чем-нибудь помочь, полностью обессиленный Стив МакКарри, отдавшись во власть своей усталости, вернулся домой, где к нему пришло осознание того, что он только что пережил, пожалуй, самый значительный день в своей жизни.

В арсенале Стива МакКарри миллионы отснятых кадров, тысячи из которых по праву могут считаться гениальными, сотни, без преувеличения, могут служить украшением изысканных залов самых известных художественных музеев мира, и, все же, весь бомонд любителей фотоискусства узнает МакКарри по одной единственной фотографии, которая стала своеобразной визитной карточкой автора – фотографии с изображением афганской девушки.

Эту фотографию Стив сделал в конце 1984 года. Однажды попав в лагерь афганских беженцев Назир-Багх под Пешаваром (Пакистан) и получив разрешение на проведение съемок в школе, фотограф не упустил случая сделать несколько кадров в классе для девочек. Позже сам Стив вспоминал о том, что свою будущую “звезду” он заприметил сразу, но никак не решался подойти к ней. Девочка выглядела смущенной и растерянной, и это ее состояние очень четко передалось фотографу. Поэтому МакКарри подошел к ней в последнюю очередь и начал снимать ее только после того как получил разрешение от самой девочки. В тот момент автору всемирноизвестного снимка даже в голову не пришло оставить записи о своей модели. Он не узнал ни ее имени, ни даты рождения, ни места. В его памяти она осталась одной из тысяч увиденных им и зафиксированных его фотоаппаратом детей, переживших ужасы войны. Тогда он даже не смел предположить, что именно этот снимок будет настолько отличаться от сотен других подобных снимков, сделанных в одно и то же время и в одном и том же месте и передающих, в общем-то, одно и то же. Но фотография получилась впечатляющей и она, действительно, разительно отличалась от других. Это стало очевидным после ее публикации на обложке журнала “National Geographic” в июне 1985 года. Сразу же после выхода в свет, этот снимок стал своеобразным символом борьбы афганского народа за свою независимость. После более чем двадцати лет, что прошли с момента первого опубликования “Афганской девушки”, эта фотография стала одной из наиболее узнаваемой среди фотообразов нашей эпохи.

Тиражирование снимка подхватили другие печатные издания. Ее изображение появилось на открытках и плакатах. Ее наносили в виде татуировок на свои спины всевозможные борцы за мир, и это еще было не пределом популярности фотографии. “Афганская девушка” была внесена Национальным Географическим обществом США в список сотни лучших работ и в конце 1990 года оказалась на обложке сборного выпуска “National Geographic”, куда вошли самые выдающиеся фотографии. А еще через пятнадцать лет, в 2005 году, именно эта обложка с изображением афганской девушки, в десятке лидеров вошла в “Лучшие журнальные обложки за последние 40 лет”.

Давая оценку такой широкой популярности своей работы, автор отмечал, что “Афганская девочка” очень многим нравится благодаря гармоничному сочетанию нескольких составляющих. Среди которых несомненная естественная красота самой юной модели. Потом, непосредственно, завораживающий взгляд. Он приковывает к себе внимание зрителя и не отпускает долгое время, потому что в нем собрались воедино волнение и решительность, бесстрашие и непоколебимость, ненависть и безграничное достоинство. Фотография не может скрыть нищеты, в которой живет девочка, но, в то же время, снимок в силе передать, что, будучи бедной, афганке присуще неподдельное благородство, доставшееся ей не от одного поколения предков. Стоит только принарядить девушку в более привычный для обывателя наряд и героиню фотографии трудно будет отличить от подавляющего большинства членов так называемого “цивилизованного общества”. Но, не смотря на то, что в действительности, все это выглядит именно так, все же до конца объяснить уникальность феноменального воздействия снимка “Афганская девушка” на зрителя не берется никто. Ведь и кроме этой фотографии у Стива МакКарри достаточно работ с не менее подходящими под это описание девушками и характерных лиц и образов на них хватает. Но все же завораживает и запоминается только Она. И слова и объяснения тут излишни. Пусть таинственная сила искусства в этом конкретном случае остается не познанной и не открытой.

Как и в случае с любой другой фотоиконой эпохи, эта фотография также имеет продолжение своей истории. Многие годы судьба непосредственной героини фотографии оставалась за завесой неизвестности. Сам автор снимка десятки раз возобновлял свою работу в Афганистане, а заодно и поиски девушки, ставшей его музой. Но поиски не приносили положительных результатов. Так продолжалось до января 2002 года. Именно в этот год, по истечении семнадцати лет после первого опубликования нашумевшего снимка, руководство журнала “National Geographic” стало инициатором организации экспедиции, направленной на поиск “девушки с зелеными глазами”. Члены экспедиции были вынуждены показывать фотографию всем местным жителям, проживающим в районе, где до сих пор функционирует лагерь беженцев Назир-Багх, в котором Стив МакКарри сделал свой коронный снимок. Бывали случаи, когда местные, казалось, узнавали девушку с фотографии, но каждый раз они заканчивались и для самого фотографа и для членов экспедиции полным разочарованием. Потому что, найденная модель, оказывалась совершенно не той девушкой. Но, в конечном итоге, поиски оказались успешными. Кто-то из местных узнал героиню фотографии и дал обещание доставить ее в лагерь. На это ушло не менее трех дней. Селение, где жила теперь уже женщина, находилось высоко в горах, вблизи пещер Тора-Бора. Одно время эти пещеры служили укрытием для многочисленных отрядов афганских террористов, под командованием Усамы бин Ладена. Готовый встретиться с очередным разочарованием Стив МакКарри не возлагал особых надежд на эту встречу.

Но, как только молодая женщина переступила порог отведенной фотографу комнаты, его наметанному профессиональному глазу хватило всего лишь одного взгляда, чтобы узнать в вошедшей свою юную модель. Пришло время познакомиться. Наконец-то, фотограф смог узнать, что его модель звали Шарбат Гула. В переводе с афганского, ее имя звучит как “Цветочный нектар”. А вот своего точного возраста не знает и сама Шарбат. На момент незапланированной встречи с МакКарри ее возраст варьировался предположительно в районе 28 -31 годами. Более точно определить ее возраст было невозможно. Еще в начале советско-афганской войны родители Шарбат погибли при артобстреле, и маленькой девочке пришлось не сладко. В составе небольшой группы беженцев, среди абсолютно чужих людей, она на протяжении нескольких недель добиралась до Пакистана. Им всем пришлось преодолевать заснеженные горы, крутые перевалы, прятаться в пещерах от авианалетов, голодать и мерзнуть. Тогда ей было не до констатации своего возраста, да и не у кого было спросить. В 1984 году Шарбат, как и многим другим повезло добраться до лагеря Назир-Багх, в котором и произошла ее первая встреча с МакКарри. В то время ей было приблизительно 11-14 лет, хотя она и выглядела старше.

И хоть с того времени прошло немало лет, женщина очень хорошо запомнила тот день. Для нее он оказался памятным еще и потому, что ее фотографировали впервые в жизни. Спустя короткое время Шарбат вышла замуж, она стала мамой четырех дочек, но одна из них умерла еще в младенческом возрасте. Семья их не богата. Муж Шарбат работает на хлебопекарне. Его заработок составляет меньше одного доллара на день. На закономерный вопрос фотографа о том, была ли она счастлива все это время, Шабат ничего не ответила. Хотя, глядя на нее и зная общую ситуацию в стране, вопрос о счастье выглядит не совсем уместным, и любой положительный ответ воспринимался бы с сомнением. Уж очень тяжелые условия жизни уготовила судьба для этой женщины. Поэтому никто не был удивлен тем фактом, что основной и, скорее всего, единственной причиной, по которой семья Шабат дала согласие на встречу с членами экспедиции была надежда на возможность поправить свое финансовое положение. И их надеждам было суждено сбыться, во всяком случае, частично. Самой Шабат, а также ее мужу и детям была оказана необходимая медицинская помощь. По просьбе женщины, фотограф лично приобрел швейную машинку, для одной из дочерей Шабат. Огромным желанием женщины было получение ее детьми образования, а швейная машинка даст ее дочкам в руки еще и очень выгодное ремесло. Кроме этого фотограф от имени журнала пообещал принимать в судьбе Шабат и ее семьи самое деятельное участие.

А, что касается непосредственно знаменитой фотографии, сделавшей ее известной на весь мир, то сама модель не выразила особого восторга по этому поводу. Она искренне недоразумевала, что именно такого особенного могли найти в ней далекие чужестранцы. Как и любую другую женщину больше всего ее расстроил тот факт, что всем была видна ее дырявая шаль.  Именно эта дыра навеяла на нее воспоминания о том дне, когда она ее прожгла над печкой. Этот рассказа запомнил и записал один из представителей журнала, участник экспедиции. Во время их второй встречи в лагере МакКарри было также дозволено сделать несколько снимков с участием Шабат. Все они увидели свет в журнале “National Geographic”, а позже были перепечатаны другими изданиями по всему миру. На одной из фоторабот Шабат было дозволено сняться с открытым лицом. Женщина постаралась воссоздать ту же позу, что и много лет назад. Другая фотография зафиксировала ее уже в парандже, но в руках у женщины ее знаменитое фото. Зная строгие обычаи афганского народа, можно предположить, насколько нелегко пришлось молодой женщине во время съемок. Ей довелось стоять перед посторонним мужчиной с открытым лицом, позировать ему, вести с ним разговор. Без сомнений, все это происходило в присутствии мужа и брата. Но подобная встреча стала нелегким испытанием и для мужчин-афганцев.

После опубликования поздних фотографий Шабат в околофотографических кругах шли дискуссии о возможной ошибке, которая произошла в результате поисков истинной модели. Находились различия в пропорциях лица, разрезе глаз, в форме носа и губ. Но сам автор был стопроцентно уверен в идентичности моделей. Ему не нужны были никакие научные доказательства, он и так видел несомненное сходство между юной девушкой, снятой в 1984 году и женщиной с фотографии 2002 года. Он сумел разглядеть и идентифицировать шрам на переносице и родинки, не меняющиеся на человеке с возрастом. Кроме того фотографа убедили собственные воспоминания женщины о том дне из далекого 1984 года.

Оставляя более тридцати лет назад свою скучную родину и отправляясь за новыми и яркими впечатлениями на Восток, Стив МакКарри не мог даже предположить, что его юношеская страсть к открытию новых стран и континентов, знакомство с их культурой, традициями и народами, станет делом всей его жизни. И что именно фотография откроет перед ним весь мир, позволит ощутить противоречивые чувства, научит слышать, видеть и передавать все увиденное и испытанное на себе другим людям. И по сей день Стив МакКарри продолжает свои поездки в Южные и Юго-Восточные регионы. Он, по прежнему, сотрудничает с ведущими мировыми издательствами и, используя их возможности и свое мастерство, он не перестает повествовать одной части мира о другой, демонстрировать их общность и различия, красоту и уникальность, убогость существования и духовное богатство, а также ту пропасть в сознании народов, которая их разделяет.

Google, найди мне