7

Контактная информация

email: contact@phototour.pro

skype: il-il-il

Практически всегда на связи ip-телефон:
+ 7 977 301 94 61 - Илона Крыжановская,
руководитель Проекта ФотоТур.

Контактная информация и специальные предложения. Кликните, чтобы развернуть.
Главная Отзывы Екатерина Алкина: Фототур в Ладакх Земля Шамбалы, май 2013 года.
Календарь фототуров и туров
890 USD

Долины Ладакх, Рупшу и Нубра

1.08 — 10.08.2017 (10 дней)
1240 USD

Марафон в Ладакхе

30.08 — 12.09.2017 (14 дней)
399/499 USD
1155 USD
487 / 587 USD

Здравый смысл — это сумма предубеждений, приобретенных до восемнадцатилетнего возраста.

Альберт Эйнштейн
Жизнь - как Удивительное Путешествие.
Екатерина Алкина, Москва, Россия: Отзыв о фототуре в Ладакх Земля Шамбалы, май 2013 года.
Дата: 23.05.2013

Екатерина Алкина: Фототур в Малый Тибет: Земля Шамбалы (Пейзажи и монастыри Ладакха и Ламаюру), 01.05.-14.05.2013г.

Илона Крыжановская (руководитель Проекта ФотоТур): Лех, Ладакх, мы на крыше дома. Предпоследний день майского фототура в Тибет, Катя.
Катя представься, пожалуйста.

Екатерина Алкина (участница майского фототура в Ладакх): Всем привет, меня зовут Катя. Каким образом я оказалась в этом фототуре я сама не знаю, но он подходит к концу и Илона, наш очаровательный гид, хочет  взять у меня интервью. 

Илона: Точно, хочу. Две недели в Тибете, ну чуть меньше пока, расскажи о своих впечатлениях. 

Екатерина: На самом деле двоякие впечатления о поездке потому, что с одной стороны тут действительно красивые виды, это энергетика, аура причем я человек материалист, в некоторых храмах меня «проняло». Я боюсь, что сейчас не воспроизведу их названия.

 Илона: А где проняло?

Екатерина: В Ламаюру точно, где в Храме Защитников Дхармы, там была пужда.

Илона: Вечерняя пужда?

Екатерина: Вечерняя пужда.  Да, там почувствовала. 

Илона: А что чувствовала? Просто уже Сережа рассказывал то, что он чувствовал. 

Екатерина: Когда я туда зашла было ощущение, очень волнительное. Когда волнуешься, что будет что-то хорошее, вот оно хорошее и сердце так радостно и весело стучит. Я туда зашла, я поняла, что такое ощущение словила. А потом, когда лама читал пуджу у меня было такое ощущение, что я там танцую с защитниками дхармы. Было классно. 

Илона: Ты с закрытыми глазами сидела?

Екатерина: Да, я с закрытыми глазами сидела.

Илона: А другой храм?

Екатерина: Я не помню, честно. 

Илона: Помнишь, та деревня высокогорная?

Екатерина: Вот это было самое яркое, когда почувствовала, а остальное, честно, я не помню. И вторые ощущения – поездка не очень хорошо организована и с этим были накладки. 

Илона: А с чем не организована?

Екатерина: Илона, воспринимай это как критика – не критика. Разные люди приезжают в тур и зачастую, когда они приезжают они привыкли жить очень четко по времени, вот это время делаем вот это, т.е. четкое понимание планов, четкое того куда мы идем.  Если сказали, что в девять выезд, значит в девять выезд, если обещали, что в 8.30 будет мастер-класс, то в 8.30 мастер-класс. Потому, что ловишь себя на том, что перестраиваешься и перестаешь быть на той волне, когда действительно время важно. 

Илона: Время действительно не важно. Понимаешь, есть вещи, с которыми мы ничего не можем сделать. Если наш автобус встречает стадо коров…

Екатерина: Просто до коров…

Илона: От этого - никуда не денешься, он приедет к нам на пол - часа позже. Когда я впервые приехала в Тибет, тогда я еще была достаточно белой женщиной и для меня тоже было очень важно, чтобы время происходило секунда-в-секунду. С тех пор я сильно расслабилась, поэтому, когда сейчас автобус встречает стадо коров, я понимаю, что это неизбежно, я просто жду. И когда группа приходит ко мне на пол - часа позже, на мастер-класс, я тоже расслабляюсь  и спокойно жду на балконе, помнишь да?  

Екатерина: Это про Тибет, но нужно тогда это заранее оговаривать потому, что когда так приезжаешь и привык к несколько другим турам, к  несколько другой подаче и негативно все это воспринимается. 

Илона: Здесь есть своя специфика. В общем-то, я уже давно живу здесь, т.е. не езжу в страну зарабатывать, а я живу в этой стране. И когда вы пришли ко мне на пол часа позже для меня это никак… Вспомни, что у вас произошло, у вас просто выключили свет.

Екатерина: Да.

Илона: Что вы могли с этим сделать?

Екатерина: Ничего.

Илона: Ничего.  Поэтому, для меня это совершенно не повод чтобы понервничать, а, в общем это, то состояние до которого раздвинулись мои границы. Т.е. точка времени важность, важность времени у меня ушла.
И теперь вопрос к тебе: все-таки за две недели  раздвинулись твои границы? И если раздвинулись, то куда?

Екатерина: Я здесь встретилась с очень интересными людьми и многие вещи, которые я себе сама придумала, пообщавшись с людьми, я поняла, что я себе правильно придумала их.

Илона: Например?

Екатерина: А можно я не буду говорить? Это личное.

Илона: Хорошо.

Екатерина: Вот это было мне полезно, приятно. 

Илона: Мне знаешь, что было бы интересно услышать. Я когда приехала в Тибет, но у меня правда Бали был до этого, но именно в Тибете подвинулись мои границы связанные со временем, с представлением о комфорте, ну ты только что прошлась по моему дому, ты его видела. Мне комфортно.    

Екатерина: Илона, ты разговариваешь с походником у которого диагноз походник.

Илона: А что такое походник?

Екатерина: Я хожу в походы. Я по Крыму горному ходила с рюкзаком, по Шуе сплавлялась, поэтому мне сейчас очень комфортно, т.е. я знаю как себя вести, как себя греть  в какую-то температуру. 

Илона: Нет-нет, я не об этом. У меня комфорт из внешнего сдвинулся в комфортные отношения.

Екатерина: Комфортные отношения тоже важно. 

Илона: Семья, в которой я живу, мне тут очень комфортно. Я сейчас про себя говорю. У меня сдвинулась граница агрессии, принятия, т.е. агрессия заменилась на некоторое принятие, которое все увеличивается, увеличивается, ну понятно, я тут давно живу. А что изменилось у тебя? Если есть такое.

Екатерина: Я уже сказала.

Илона: Именно назвать, можешь? Не личную ситуацию рассказывать, а назвать как я говорю: агрессия, время, комфорт… Так, еще не вербализируется?

Екатерина: Во-первых не вербализируется. Во-вторых, у меня всегда было так, что я старалась общаться только с теми людьми, с которыми мне приятно и комфортно. Среди моих друзей и знакомых нет тех, с кем мне не приятно, как-то так сложилось.  В плане комфортных отношений в семье всегда все так было. 

Илона: Нет-нет, я не про комфортные отношения в семье, я про то, что у меня двигалась граница понимания, что вообще такое комфорт. Сейчас мне комфортно практически всегда и везде, даже когда очень холодно.

Екатерина: Если мы говорим о физических страданиях, то человек, который ходит в поход, он чуть-чуть буддист потому, что идет дождь, а тебе надо идти и ты ничего с этим поделать не можешь, да одежда мокрая, ну болит у тебя нога, но тебе надо идти. У всех все болит, но все идут.

Илона: Скажи, пожалуйста, какие у тебя впечатления от тибетского буддизма?  От встречи с ним?

Екатерина: Хотелось бы побольше о нем узнать, именно по рассказам, по каким-то книгам. Я когда сюда ехала, я думала, что мне перед каждым монастырем расскажут хоть чуть-чуть его историю. 

Илона: Мы рассказывали.

Екатерина: Мне, на самом деле, не особо…  Я западный человек, да я западный человек, плохо это, хорошо. Мне интересно, когда он построен, что случилось там , интересные явления, может какие-то легенды. Я уверенна, что про буддизм, про монастыри можно очень много легенд  рассказать, вот это интересно. 

Илона: Я в первый день, помнишь, рассказывала?

Екатерина: Да, тогда было очень интересно. 

Илона: И тогда, ко мне подошли три участника и сказали, что мы впустую тратим время.

Екатерина: А мне наоборот было очень интересно. Я думаю, вот клёво, я не знала, что такое колесо Сансары. А то все говорят-говорят, а не понятно.

Илона: Я рассказываю с удовольствием, но ко мне подошли трое участников-фотографов и сказали, что очень много времени тратим впустую.

Екатерина: Мне это было интересно и я слышала про буддизм, я знала, что он есть, по верхам это все знала. Да сейчас колесо Сансары я узнала, про мир тонких страданий я узнала, но т.к. это для меня новое и у меня не было времени, чтобы готовиться задавать вопросы, мне было полезно, чтобы мне это все рассказали, чтобы я могла более осознанно спрашивать что-то. 

Илона: Всем кто подходил я рассказывала. 

Екатерина: Я не могла сформулировать вопрос, я не знаю о чем спрашивать. 

Илона: Сейчас хорошая тема поднята с тобой. Мне действительно важен твой совет. Ты находилась в группе, которая была разной. 

Екатерина: Да, очень разные. 

Илона: За счет этого где-то были сложности. Чтобы ты порекомендовала, как нам вести туры, если половина людей хотят, а иногда и просто уходят, а половина людей хотят чего-то знать, а еще одна третья часть – часть натюртмористов, они ничего не говорят, они увидели монастырь и я не успела их догнать. Кстати, помнишь, когда лучников снимали, когда Галя у нас за минуту испарилась. Ее не стало, вот это натюртморист. Как в таких случаях вести группу, чтобы было комфортно всем?

Екатерина: Чтобы было комфортно всем, берем среднее арифметическое, абсолютно комфортно не будет никому.

Илона: Тебя очень украшает этот платок, пусть он на тебе будет. 

Екатерина: Абсолютно комфортно не будет никому, поэтому выводим среднее. Чтобы я посоветовала. Во-первых, для себя сформулировать и в самом начале понять, кто к тебе едет, чтобы понимать, как работать с людьми. К каждому человеку, особенно если маленькая группа, можно найти свой подход  как преподавателю, как психологу … 

Илона: Я не психолог и не преподаватель. Я понимаю, что я психолог и преподаватель, но …

Екатерина: Я тебя расцениваю, как преподавателя. Я сюда ехала, чтобы меня взяли за руку и показали. Вот виденье, действительно, ты мне раскрыла, у меня лучше стало получаться именно, когда ты мне сказала, ребята снимайте душой.

Илона: Да. Кстати, после того как я рассказала, что снимайте душой, это чисто моя методика. Меня мой учитель строил-строил, и я дошла до того, что никакая композиция не спасает, можно только снимать эмоции и тогда это хорошо. И опять же по тому мастер-классу я получила разные отзывы, от «ой, как здорово, я понял, что я делаю», до «зачем такую туфту рассказывать». 

Екатерина: Всегда будет так. Всегда куда ты себя проецируешь, оно будет так.
Первое – понять, кто к тебе едет из этого плясать, каким образом подавать материал, подавать информацию. Понятно, что если едут люди, которые больше от бизнеса, насколько я поняла нас тут Лена, Алексей, я, Марина, Сережа…

Илона: Да, бизнес не бизнес не зависит. Вон этажом ниже сидит бизнесмен, который все воспринимает. 

Екатерина: Я знаю. Он уже на какой-то другой стадии. Но мы то еще несколько в другом…

Илона: А вы еще разные. 

Екатерина: Для нас было бы ближе, если с нами изначально стали работать так, как мы привыкли в других турах. И чтобы мы пропитались Тибетом, было бы очень замечательно, если бы нас потихонечку в это возводили. 

Илона: Ты сказала хорошую фразу «так, как мы привыкли в других турах».

Екатерина: Да.

Илона: Я не веду такие туры, как другие. Мои туры очень отличаются на рынке. 

Екатерина: Я понимаю. Опять же, ты говоришь: как себя вести с другими группами. Я тебе даю совет.

Илона: Совет вести себя так, как в других турах я не приму здесь потому, что тогда не буду мной.

Екатерина: Ты, мне кажется, меня не услышала. Я говорю потихонечку нас вводить вот в это. Если ты не хочешь изначально резкого антагонизма начни со знакомого и постепенно перейди. 

Илона: Я не понимаю, что такое «знакомое». В моем опыте, когда я начинала делать фототуры, я съездила в два фототура и я поняла, что именно так я никогда не буду делать. Что я буду делать всегда по-другому. Не знаю сложно здесь. Я выход вижу в том, чтобы ко мне приезжала целевая аудитория.

Екатерина: Да.

Илона: Та аудитория, которая готова к тому, что даю я. 

Екатерина: Проводи изначально отбор. У тебя изначально отбора никакого не было. 

Илона: А как проводить? Здесь совет нужен.

Екатерина: Сформулирую какие-то критерии, пойми, что для тебя важно, спрашивай у людей, смотри на их фотографии, спроси кем и чем они занимаются, чем они интересуются, чем живут. Если человек говорит, что я программист и хочу научиться красиво фотографировать, а буддизм это клёво, да это интересно, но я хочу научиться красиво фотографировать... не знаю, если для тебя будет важно буддизм, энергетика как составляющая, то возможно это не целевая аудитория. 

Илона: Кстати, у меня есть мой путешественник с прошлого  тура «Невероятная Индия» это по центральной части Индии. Он именно так формулировал, моментально влез в энергетику и сейчас занимается энергетикой, совершенно он классный. Он приезжает к нам в июле. Но в любом случае, я считаю, что все мы получаем – это постулат буддизма о котором я вам говорила в первый день, что мы все получаем то, что нам нужно на самом деле. То, что нам действительно нужно на самом деле. И я всерьез считаю, что группа получила то, что хотела потому, что до тебя была совершенно счастливая Галина, которая мне говорила: - как ты выросла, как это все стало классно.
Года четыре назад, когда она начинала со мной ездить, все это было более формально. Та свобода, которая есть сейчас, тогда не было. Тогда был четкий маршрут и нигде не останавливались. Я сейчас больше задумываюсь о том, зачем мне была нужна такая разношерстная группа.  У меня за 10 лет первый раз настолько разная группа. Почувствовала? 

Екатерина: Я почувствовала, что все очень интересные. 

Илона: Все интересные, но все при этом разные. Очень разные потребности. Вот такая группа у меня впервые. 

Екатерина: Наверное, ты тоже получила то, что хотела.

Илона: Да, я сейчас в большой задумчивости потому, что если начались такие группы, то их будет много и как такую группу привезти к одному знаменателю. Вот сейчас это для меня, конечно, задача. 

Екатерина: В маленькой группе работать с каждым конкретно. 

Илона: Это не маленькая группа. Маленькая группа 5 человек.

Екатерина: Нас, мне кажется, действительно многовато.

Илона: С другой стороны, если бы это было 5 человек, фототур, наверное, стоил вдвое больше. На рынке мы все-таки держим свою цену.

Екатерина: Я не спорю. 

Илона: Давай об ощущениях поговорим. Об ощущениях от Тибета. Какие твои ощущения от этих двух недель контакта с Тибетом? Настроение?

Екатерина: Я заразилась спокойствием.

Илона: И все-таки фототур, где сняты твои лучшие фотографии? Которых целых тридцать штук, я правильно понимаю?

Екатерина: Да. Для себя я поняла, что я скорее больше портретист, чем пейзажист. Да, я научилась снимать пейзажи, но это потому, что я пообщалась с Женей. Женя классный пейзажист, он показал, подсказал. Ему за это большое спасибо. 

Илона: Женя, на самом деле, все очень классно снимает. 

Екатерина: Но он почему-то людей не любит фотографировать. Хотя люди у него тоже очень классно получаются. 

Илона: У него люди классно получаются. 

Екатерина: Я поняла, что мне интересны все-таки люди. Я бы пейзажи тоже снимала, но так много не могу. Я не понимаю, зачем мне это. А люди интересно, эмоции, лица. Лучшие фотографии это портрет. Последние монастыри, которые мы посещали это портреты монахов и здесь в Лехе погуляли, когда никуда не поехали. Возможно, дальше для фототуров разбавлять монастыри и пейзажи для съемки с людьми. 

Илона: Да, у нас есть другие фототуры. В программе этого фототура было четко заявлено, что он монастырский. Что у вас монастыри и возможность этого тура посмотреть монастыри, посмотреть в спокойном состоянии потому, что через 15 дней этого не будет. 

Екатерина: Я почувствовала потому, что стало больше иностранцев на улице. Большое тебе спасибо за то, что ты дала возможность побыть в Тибете белым, единственным.

Илона: Побыть достаточно свободно.

Екатерина: Да. 

Илона: Ты Алчи почувствовала как было? Мы были позавчера.

Екатерина: Там Зеленая Тара?

Илона: Четыре тары. Летом это просто поток непрерывный и почувствовать монастыри нельзя, нет возможности. 

Екатерина: Я не буду говорить насчет того почувствовать-не почувствовать, скажу про то, что мне для себя комфортнее. Всегда я предпочитаю ездить на экскурсионные туры и задача получить красивые снимки, это ездить не в сезон. Здесь большое спасибо потому, что не в сезон. Большое спасибо потому, что была возможность не фотографировать туристов, а фотографировать и смотреть места. Фотографировать местных людей.

Илона: Да, это большая конфетка этого фототура. Хорошо, спасибо.

Екатерина: Не за что, это тебе большое спасибо. 

Илона: После интервью, когда мы спускались с крыши, выяснился один интересный вопрос. Я его сейчас задам на камеру.
Кать, скажи, ты мне советовала проводить так, как проводят другие фототуры.

Екатерина: Я говорила другие туры. 

Илона: Была ли ты когда-то в других фототурах? 

Екатерина: Именно в фототурах не была. 

Илона: А фототуры и туры это очень разное. 

Екатерина: Возможно. Когда мы спускались, ты мне только что сказала, что там четкий маршрут, четкие остановки, четкое время. Опять же, как западные люди, когда приезжают, которые еще другие. Понятно, кто уже побыл в Тибете, кто уже отошел от западного образа жизни – это одно. Люди, которые не отошли – это другое. Изначально, несколько первых дней мне было бы комфортно и удобно, если бы все было именно так. 

Илона: Как у западных людей?

Екатерина: Да. Четкие остановки и потом, постепенно меня бы перенесли. 

Илона: Да, я услышала. Я думаю, это мое мнение, что в Тибете две высшие ценности базовых культур - это  сострадание и свобода. В свободу постепенно войти очень сложно. 

Екатерина: Свобода от чего? Я сюда ехала для того, чтобы ни о чем не думать. Я понимала, что для меня все четко организуют и мне будет комфортно. Такого комфорта у меня по организационной части не было. 

Илона: Тяжело самой на дороге решать, где хочешь остановиться, чтобы снять?

Екатерина: Нет. 

Илона: В чем не было комфорта?

Екатерина: Я обычно самостоятельный человек и когда я планирую, я делаю различные вариации. Здесь я оставила все свои ожидания, что я хочу, куда я хочу. У меня есть те люди, которые лучше меня знают, я не буду никуда лезть со своими советами еще чем-то, потому что человек этим занимается …

Илона: Подожди-подожди, что было не комфортно? Я не могу понять. Потому, что места мы вам показали, места были озвучены в программе, мы их показали. Что было не комфортно?

Екатерина: Не комфортно было время выезда, оно постоянно менялось.

Илона: А ты думаешь было лучше выезжать каждый день в одно и то же время?

Екатерина: Я говорю, что мне было не комфортно. Не комфортно было не знать программу на следующий день, я так не привыкла, я обычно знаю, что я делаю, зачем я это делаю.

Илона: Но мы вам каждый вечер сообщали, что будет завтра.

Екатерина: Но, тем не менее, было время когда ты сидишь и думаешь, а во сколько мы завтра выезжаем, а куда мы завтра выезжаем. 

Илона: Вас спрашивала. 

Екатерина: Это мое мнение, я его высказываю, я могу не говорить. 

Илона: По твоему жесткий график: ребята завтра, кто хочет едет в семь часов утра, кто не хочет не едет. 

Екатерина: Не едет, остается в Лехе их личный выбор. Все. 

Илона: Потому что нашим двух участникам, тем, кто постарше тебя, тем, кому под  50 им было технически тяжело подниматься так рано. 

Екатерина: Ради Бога, в девять утра выезд, в десять. Если я четко знаю, что у меня каждый день во столько-то …

Илона: Для фотографов каждый день выезд в одно и то же время невозможен.

Екатерина: Я не спорю, но опять же если ты знаешь программу и ты понимаешь, что в этот день мы выезжаем во столько, а в этот день во столько, я уже могу планировать те же покупки сувениров или еще чего-то. Да, я всем своим все купила, но было такое ощущение, что чего-то кому-то  не докуплю, кого-то обижу и это очень неприятно. 

Илона: Понятно. Задумалась. Хорошо. Спасибо. 

Екатерина: Не за что.

Илона: Кстати, первое интервью такое. Я очень рада ему потому, что я очень хочу, чтобы ко мне приезжала именно моя целевая аудитория. Мы все-таки другие, мы уже не западники.

Екатерина: Разработай, тогда критерий ты же сейчас со мной общаешься, ты понимаешь, по каким критериям ты людей уже можешь оценивать, понимаешь, какие вопросы можешь задавать.

Илона: Да, попробую. Спасибо. 

Екатерина: Не за что. Тебе спасибо. 

Фотографии Катерины Алкиной, отснятые во время фототура Земля Шамбалы, май 2013 года.

Вернутся к полному перечню
Google, найди мне